О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/Cabinet/m.278541.html

статья Полномочный бунтовщик

Илья Мильштейн, 07.04.2020
Рамзан Кадыров. Кадр ЧГТРК "Грозный"
Рамзан Кадыров. Кадр ЧГТРК "Грозный"
Реклама

Председатель правительства Михаил Мишустин строго указал главам регионов на недопустимость закрытия административных границ. Премьер-министру возразил руководитель Чечни Рамзан Кадыров, сообщивший, что допуск в ЧР разрешен лишь тем, кто там прописан. Налицо конфликт второго лица в государстве с местным национальным лидером.

Выступление Мишустина на свой лад и замечательно, и загадочно. С одной стороны, он не скрывает раздражения, отмечая, что на прошлой неделе были выявлены случаи, когда руководство регионов не пропускало к себе граждан РФ. С другой, отмечает, что "за выходные ситуация исправилась". Спрашивается, чем недоволен премьер-министр?

На свой лад замечателен и загадочен ответ чеченского верховного правителя. С одной стороны, он устраивает выволочку Мишустину, предписывая тому получше выбирать себе помощников. Иначе не объяснить фразы типа "его вводят в заблуждение, дают неправильную информацию". С другой - у них, получается, нет предмета для дискуссии, у Рамзана Ахматовича с Михаилом Владимировичем. Поскольку "мы никогда не говорили о закрытии границ и не закрывали их", рапортует Кадыров. Возникает вопрос: о чем же они спорят?

А спорят они о том, дозволено ли в принципе Мишустину в таком тоне разговаривать с Грозным. Даже не упоминая Чечню, но намекая, что есть, мол, отдельные главы регионов, которые "путают региональные полномочия с федеральными". При том что лично Владимир Владимирович вроде бы сказал, что в борьбе с коронавирусом губернаторы и прочие султаны могут взять себе столько суверенитета, сколько захотят. Потому, ссылаясь на трагические обстоятельства и как бы противореча себе, но подчиняясь приказу Путина, Кадыров пишет Мишустину: "Конечно, мы не будем впускать лиц без прописки в ЧР". И это "конечно" звучит очень громко. На басах.

Разумеется, тут можно вспомнить, что в подобном тоне глава чеченской администрации беседует со всеми, кто не Путин. Однако раньше, когда он полемизировал с разными высокопоставленными российскими чиновниками, несменяемый наш гарант зримо присутствовал в живой политической природе. Сегодня, при полуспящем самоизолировавшемся Путине, в той пустоте, которая образовалась на кремлевском троне и возле него, речи Кадырова обретают особый вес и гулкость. Он искренне не понимает, какой такой Мишустин смеет ему указывать, кого пускать в Чечню. Он непритворно возмущен.

Ситуация даже серьезней, чем может показаться на первый взгляд. Одно дело, когда, допустим, сенатор Клишас, состоящий в альянсе с силовиками, пытается осаживать много о себе возомнившего Собянина. Это бои местного московского значения, хотя исход их важен, если предположить, что полуспящий уснет навеки. Однако внутриэлитная схватка в столице едва ли грозит целой стране большими потрясениями. В худшем случае повторится октябрь 1993 года, событие безусловно драматическое, но кратковременное. Событие, которое не распространится на всю Россию.

Жестокие разборки, которые в случае чего способен навязать центру по итогам отчаянного противоборства с пандемией, массовых банкротств и тотального обнищания не один лишь Кадыров, чреваты последствиями весьма драматичными. Вплоть до развала страны и гражданских войн в ее регионах. И если сегодня, при Путине, удалившемся на карантин, чеченский лидер столь сурово дискутирует с председателем кабинета, то что же будет завтра?

Цена этих прений о границах республик и границах власти может оказаться непомерной для миллионов людей.

А самое печальное заключается в том, что происходящее ныне в отношениях между малоопытным премьером и вспыльчивым региональным администратором вполне закономерно. Нечто такое, вероятно, и должно происходить в стране, называемой федерацией, в которой долго и последовательно изничтожался всяческий федерализм. Где всякий вождь назначался из столицы на основе личной преданности и закалялся в боях с местным населением, которое приводил на верность московскому, к примеру, царю. Все это быстро деградирует под воздействием обстоятельств неодолимых, когда пружина разжимается и ликвидированная было федерация вдруг осознает себя настолько федеративной, что рушится в одночасье. Так погибал Союз нерушимый республик свободных, где местные первые секретари внезапно обнаруживали в себе талант и потребность править единолично.

Кадыров, у которого давние, буквально с детских лет, счеты с Россией, один из первых в этом мятежном ряду. Оттого он так озлоблен, вынужденный пререкаться с человеком, которого ни в грош не ставит. Оттого и не подчиняется, даже не считая необходимым как-то сглаживать углы и искать взаимопонимание. Коронавирус обнажает все неразрешимые проблемы, скопившиеся за десятилетия существования путинской России, и буквально пожирает страну, но врачи здесь не помогут. Медицина бессильна, если людям, стоящим у власти, не хочется выздоравливать и взаимная ненависть, взаимное недоверие, взаимный обман является основным содержанием политической жизни в больной стране.

Илья Мильштейн, 07.04.2020


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей