О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/Politzeki/m.279999.html

новость Апелляция "уфимской двадцатки": одному из 21 срок сократили на год

21.09.2020
Реклама

99731
После оглашения апелляции по делу "уфимской двадцатки". Фото Ирины Яценко

Коллегия по делам военнослужащих Верховного суда рассмотрела апелляционную жалобу защиты на приговор по делу "уфимской двадцатки" "Хизб ут-тахрир". Как сообщает ОВД-Инфо, суд сократил срок одному из фигурантов, Халилу Мустафину, с 22 лет до 21 года строгого режима.

Суд счел, что Мустафин активно способствовал раскрытию "преступлений". Между тем ранее не сообщалось, что он сотрудничал со следствием. Кроме того, ему снизили сумму штрафа с 700 до 500 тысяч рублей. Срок ограничения свободы для Мустафина суд оставил неизменным - полтора года. Также для Мустафина с 50 до 30 тысяч рублей была снижена сумма штрафа по обвинению в участии в экстремистской организации (часть 2 статьи 282.2 УК), суд освободил его от необходимости платить этот штраф в связи с истечением срока давности. По этой статье Мустафин был освобожден от исполнения наказания уже в суде первой инстанции.

Еще двух политзеков - Рустама Латыпова и Арамиса Фазылова, получивших соответственно 8 лет строгого и 5 лет общего режима, - суд освободил от необходимости оплатить издержки за работу адвокатов.

В остальном приговор оставлен без изменений. Его вынесла 30 июля 2018 года коллегия Приволсжкого окружного военного суда (Самара) под председательством Олега Семенова.

Максимальный срок - 24 года строгого режима - получил Ринат Нурлыгаянов. Двоим - Данису Файзрахманову и Рустему Хамзину - дали 23 года строгого режима. Еще пятеро фигурантов - Линар Вахитов, Рустем Галлямов, Мустафин, Артур Салимов и Рафаэль Фаттахов были осуждены к 22 годам. Радику Ахметову дали 21 год, а Азамату Каюмову - 20 лет строгого режима. Все эти 10 фигурантов были объявлены виновными по части 1 статьи 205.5 (организация деятельности террористической организации) и части 1 статьи 30 - статье 278 УК (подготовка насильственного захвата власти).

99729
Ринат Нурлыгаямов в Верховном суде. Фото Олега Еланчика

Ильгиз Гималетдинов, Ирек Тагиров и Шамиль Шарипов были осуждены к 14 годам строгого режима. Александру Корневу и Уралу Якупову дали 13 лет, Фанису Ахметшину и Фариду Мустафаеву - 11 лет. Двое фигурантов - Радмир Максутов и Руслан Фаттахов (не брат Рафаэля Фаттахова) - были осуждены к 10 годам, а Латыпов - к 8 годам строгого режима. Этих подсудимых назвали виновными по части 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации) и тем же частям 1 статьи 30 - статье 278 кодекса.

Наконец, Фазылов был осужден к 5 годам общего режима по одной лишь части 2 статьи 205.5 УК. По информации "Интерфакса-Поволжье", этот фигурант признал вину и сотрудничал со следствием. Первоначально он, как и прочие обвиняемые, содержался в СИЗО, однако затем его перевели под домашний арест, а еще позже - под подписку о невыезде. После оглашения приговора Фазылова взяли под стражу в зале суда.

Самому старшему политзеку, Хамзину, 48 лет; самому младшему, Ахметову, 23 года.

Большинству обвиняемых были назначены штрафы от 400 до 700 тысяч рублей, а Фазылову - 100 тысяч. Кроме того, всех обвиняемых судили по статьям об организации деятельности (часть 1 статьи 282.2 УК) или об участии в деятельности (часть 2 той же статьи) экстремистской организации. По этим обвинениям им были назначены штрафы, от выплаты которых ПОВС их освободил.

В ходе разбирательства судьи допускали массу грубейших процессуальных нарушений. Так, в ноябре 2017 года судья Семенов удалил из процесса до самого окончания разбирательства Альмиру Жукову - общественную защитницу Шарипова. Председательствующий обвинил ее в пререкательствах и подачу реплик без его разрешения. По закону Семенов имел право исключить Шарипову из процесса лишь на время судебного следствия.

Как рассказывала Жукова, обвинение основывается исключительно на показаниях силовиков из ФСБ и засекреченных свидетелей. Кроме того, она сообщила, что из дела пропали два тома, в том числе тот, в котором были протоколы обысков, и восстановить его невозможно. "Уголовное дело не в полном объеме рассматриваться не может, - отметила правозащитница. - Однако несмотря на это суд продолжает его рассматривать".

В суд дело поступило 19 мая 2017-го. Слушания продолжались со 2 июня того же года.

В дальнейшем в разное время из зала до окончания прений были удалены сам Шарипов, подзащитный Жуковой, и Нурлыгаянов.

Представителя "Мемориала" к участию в процессе не допустили с самого начала.

Перед одним из заседаний в октябре 2017 года замначальника конвоя, высказав претензию к фигуранту дела, имя которого не уточнялось, пригрозил дать ему "по яйцам". Силовик заверил, что для него самого это не повлечет никаких последствий. Нурлыгаянов заступился за политзека, выразив возмущение заявлением конвоира. Тогда силовик вытянул Нурлыгаянова из клетки конвойного помещения и несколько раз ударил током из электрошокера.

Всего в деле было 26 обвиняемых, однако трое - Айрат Ибрагимов, Айнур Клысов и Денис Стаценко - скрылись. Они объявлены в розыск. Остальные 23 были арестованы в феврале 2015 года; большинство задержали 4-го числа. В том же месяце фигурантам предъявили обвинения по статье 205.5; по информации правозащитного центра "Мемориал", первоначально всем вменялась часть 2 этой статьи. Когда ряду политзеков переквалифицировали обвинение на часть 1, неизвестно.

В январе 2016-го 20 арестованным предъявили также обвинение по статьям 30 - 278 кодекса. Еще троим - Фазылову, а также Ришату Гатауллину и Ринату Мамаеву, которым сейчас 46 и 47 лет соответственно, - дополнительное обвинение не инкриминировалось. Тогда всех троих и перевели из СИЗО под домашний арест.

28 декабря 2016 года ПОВС приговорил признавших вину Гатауллина и Мамаева к 4 с половиной годам условно. Однако 9 марта 2017-го Верховный суд России ужесточил приговор, назначив каждому 4 года общего режима.

Фигуранты дела - люди разного социального положения. Среди них есть бизнесмены, рабочие, общественники. В частности, Латыпов - председатель правозащитной НПО "Центр исследования проблем мусульман", входил в ОНК Башкирии. Вахитов, директор фирмы "Стройальянс", возглавлял движение "За права мусульман". Корнев работал в Институте развития образования Башкирии. Мастер по ремонту техники Мустафин - чемпион Башкирии, России и мира по восточным единоборствам.

Ряду фигурантов, в частности Латыпову, в прошлом уже были вынесены обвинительные приговоры как членам "Хизб ут-тахрир".

Нынешним делом занимался старший следователь башкирского УФСБ С. Корепанов. Ряд подсудимых заявлял о пытках и психологическом давлении на следствии. В частности, Нурлыгаямова после задержания избивали в здании УФСБ, пытали током, били электрошокером и угрожали изнасиловать шваброй. Физическому и психологическому давлению также подвергался Латыпов. В СИЗО-4 в Бирске его избивали. В знак протеста политзек держал голодовку.

В марте 2018 года 13 родственниц фигурантов "дела 21" обратились в администрацию президента с требованием прекратить пытки, которым в СИЗО-4 подвергают арестованных. Чиновники АП порекомендовали заявительницам адресоваться в ФСБ.

Адвокатами обвиняемых по "делу 21" была подана масса жалоб в ЕСПЧ. 5 июля 2018 года Страсбургский суд вынес решение по первой из них, присудив фигуранту Тагирову 4600 евро компенсации за необоснованно долгое содержание в СИЗО до приговора. Россию признали виновной в нарушении статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Европейской конвенции. Всего же неоправданно длительное содержание под стражей обжаловали семь фигурантов дела.

По данным "Мемориала" на август 2017 года, Латыпов, имеющий инвалидность III группы в связи с полиостеоартрозом, нуждался в срочной операции: его болезнь быстро прогрессировала. Между тем в СИЗО необходимой медицинской помощи он не получал.

Дарья Костромина, правозащитница, журналистка

Эта чертова волынка тянется больше пяти лет. В худшем случае она будет тянуться еще почти двадцать. Это когда садишься молодым, а выходишь на пенсию.

Уфимская 20-ка - это воплощение чекистской гигантомании. Не просто группа из 4-7 человек, а больше 20 человек (изначально по этому делу проходило 26 фигурантов). Не просто сроки, как у всех, а рекорд - 24 года. Может, за это дают не просто звездочки, а звездищи на погоны.

Но именно с этого дела в истории преследований за причастность к "Хизб ут-тахрир" начались тектонические изменения. Родственники фигурантов добились того, что эта тема перестала быть маргинальной. Они объединились с родственниками фигурантов других уфимских дел, потом казанских дел, солидализировались с жертвами аналогичных преследований в аннексированном Крыму. А потом они сделали то, что еще пять лет назад казалось невозможным: коалицию с родственниками "обыкновенных" светских политзаключенных.

Эта адвокационная кампания не добилась успеха в том смысле, что люди не оправданы, не вернулись домой. Но по сравнению с тем, что было в самом начале этого уголовного дела, "Родительская солидарность" сделала огромные шаги вперед.
21.09.2020


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей