О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/President/m.278179.html

статья Византийский транзит

Илья Мильштейн, 15.01.2020
Реклама

98314
Фото: kremlin.ru

Все значимые события у нас происходят в режиме спецоперации, и отставка правительства Дмитрия Медведева исключением не стала. Хотя, казалось бы, что мешало неразлучным друзьям по тандему как-то заранее оповестить россиян о своих планах, чтобы президент с его посланием и задачами, поставленными перед грядущим кабинетом министров, не выглядели так нелепо. Однако в Византии по-другому не бывает, и вскоре после того как Владимир Владимирович сошел с трибуны, друзья встретились вновь, и Дмитрий Анатольевич довольно твердым голосом произнес заведомую ахинею. Дескать, Путин "обозначил целый ряд фундаментальных изменений в Конституцию... и в этом контексте очевидно, что мы как правительство... должны предоставить президенту нашей страны возможность принимать все необходимые для этого решения". Как будто при действующем кабинете, при таком, знаете ли, самостоятельном и непреклонном Медведеве гарант был повязан по рукам и ногам. И только при скоропостижно объявленном Михаиле Мишустине, руководителе ФНС, контекст станет правильным и "необходимые решения" удастся наконец принять.

Вспомним подзабытое уже за эти несколько бурных часов президентское послание-2020. Ориентированное, как и в прошлом году, на социалку (или "национал-социализм", как объясняла смысл предыдущего послания простодушная Тина Канделаки), оно более всего было обращено к детям и их малоимущим родителям. Материнский капитал на первого ребенка в семье, резкое увеличение социальной помощи от государства при рождении второго, выплаты детям в возрасте от трех до семи лет в малообеспеченных семьях, бесплатное горячее питание младшим школьникам - все эти задачи были вполне по плечу правительству Медведева. Другой вопрос, откуда брать деньги, чтобы люди могли "держаться", по слову премьера, но это проблема чисто политическая, и если лидеру нации захотелось быть также и ее отцом, то бабки найдутся. Ну, можно еще на сто миллиардов оштрафовать правозащитников, еще с бору по сосенке собрать с оступившихся блогеров, выдумать еще с десяток иностранных агентов и их всех наказать рублем - мало ли средств. И не выплачивать более денег по проигранным искам РФ в ЕСПЧ - предложил же Путин прописать в нашей Конституции ее приоритет над международным правом. Мишустину, впрочем, это дело тоже по плечу.

А что касается иных конституционных новаций, озвученных в послании, согласно которым утвержденные Думой кандидатуры премьера и его министров не могут быть отклонены президентом, кандидатуры руководителей силовых ведомств будут проходить обкатку в СФ, а Госсовет станет прописанным в Основном законе органом, активно участвующим в назначении членов правительственного кабинета, то вообще непонятно, как это связано с отставкой Медведева. Ну, если исходить из обыкновенной человеческой логики, а не византийской. Не пожелал, получается, Дмитрий Анатольевич, чтобы к утверждению его кандидатуры были причастны Володин с Турчаком, Зюгановым и Жириновским? Так ясно же, что назначение председателя правительства, пусть им будет даже и Мишустин, и его подчиненных остается пустой формальностью, и без согласования с президентом никто из них свое кресло не займет. Короче, никакого смысла в спецоперации с внезапным перемещением Медведева на пост заместителя председателя Совбеза (то есть Путина), кроме демонстрации византийских нравов, не было.

Слабо верится и в то, что за четыре года до президентских выборов тот, без которого нет России, решил определиться с преемником. Если всерьез говорить о пресловутом транзите власти, главной нашей проблеме, волнующей также и уважаемых зарубежных партнеров, то здесь по-прежнему нет той кристальной ясности, как с византийскими нравами и старым добрым национал-социализмом на российский лад. Вернувшись к посланию, мы обнаружим, что президент слегка ослабляет режим личной власти, слегка укрепляет власть законодательную, слегка наделяет конституционными полномочиями Госсовет - и все это вроде говорит в пользу того, что он собирается уйти из Кремля в 2024 году, пересев в одно из укрепленных кресел. Главы кабинета, парламентского спикера или шефа Госсовета. Так что белорусы, к примеру, и лично Александр Лукашенко могут успокоиться, более не тревожась за своей суверенитет и не боясь, что в один не очень прекрасный день они проснутся в новой стране, которая будет называться Россией. А беспокоиться им нужно о том, что Владимир Владимирович станет теперь последовательно и жестко банкротить Беларусь, дабы сэкономленные средства опять-таки переправить малоимущим. Поскольку отнятых у правозащитников и блогеров может не хватить.

С другой стороны, все, что мы знаем о российском президенте, его биографии и стиле управления, основанном на обманных трюках, никак не склоняет даже к такому сценарию. Точнее, любые охранительские инициативы Владимира Путина типа отказа от соблюдения международных законов, подтвержденного на референдуме, следует воспринимать как вполне соответствующие его политическим убеждениям и устремлениям. А вот насчет того, что "проблему-2024" он намерен решать, не покушаясь на чужие земли, имеются серьезные сомнения. Не исключено, что замысел национального лидера как раз и сводится к тому, чтобы усыпить бдительность западнославянских соседей, а потом попытаться и обанкротить Белоруссию, и присоединить. К этой мысли склоняешься, размышляя как раз о конституционных новациях: все-таки и после их претворения в жизнь Россия по факту останется авторитарным государством с сильным президентом во главе. Спрашивается, зачем ему, то есть Путину, уходить в Думу, в Белый дом или в Госсовет на правах дряхлеющего российского Дэн Сяопина, когда лидер так молод, полон сил и озлоблен на целый свет?

Потому это послание с дальнейшим неожиданным уходом Медведева и призывом Мишустина будем оценивать как событие промежуточное. Усыпительное для одних, вдохновляющее для других, и для всех - не очень понятное, включая, быть может, и самого докладчика. Человек немолодой, искушенный, скрытный и подозрительный, он ведь догадывается о том, что далекоидущих планов в этой жизни строить не надо. Надо, напротив, излагать планы едва ли в итоге осуществимые, типа знаменитых майских указов или обещаний накормить всех сирых и многодетных. И по возможности запутывать ситуацию, интригуя усталых соотечественников и любопытствующих иностранцев, и постоянно загадывая им всем новые загадки. О том, например, для чего был отправлен в Совбез Медведев, какой "преемник" в лице главы налоговой (а скорее, очередной Фрадков-Зубков, которого через полгода уберут) усаживается на его место и что это означает.

Вероятнее всего, не означает практически ничего, ибо в византийских играх, как и в олимпийских, участие важнее результата. С тем, однако, отличием, что главный игрок, желая победить, морочит мозги публике и с той же целью производит в своей команде таинственные перестановки. Смысл которых, если разобраться, сводится лишь к удержанию власти, и в этом вся наша современная Византия с ее хитроумными чекистскими технологиями, ложными финтами и мелкими наколками. Существующая в режиме спецоперации, без которых немыслима жизнь при этой власти с ее посланиями, кадровыми озарениями и прочей государствообразующей мишурой.

Илья Мильштейн, 15.01.2020


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей