О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/m.221602.html

статья Чемодан незалежности

27.11.2013
Акция на Красной площади в защиту Стомахина. Фото: Грани.Ру
Акция на Красной площади в защиту Стомахина. Фото: Грани.Ру

Павильон Louis Vuitton уберут с Красной площади по решению администрации президента, с которой этот проект якобы не был согласован. Дом-чемодан возмутил коммунистов, членов Общественной палаты и других хранителей духовных скреп. Власти пошли навстречу пожеланиям возмущенной общественности.

Вдумчивые комментаторы увидели в этой истории нечто большее, чем рекламный проект и политический анекдот.

Дмитрий Песков. Фото с сайта g8russia.ru
Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента
Письменного распоряжения (кремлевских чиновников убрать чемодан. - Ред.) здесь быть не может. В самом сундуке и в благих целях ничего страшного нет, но то, что проблемы с чувством меры, - это очевидно.
Эдуар Фор, генеральный директор Louis Vuitton по восточной Европе

Я не общаюсь с Владимиром Путиным, как вы, наверное, понимаете, мы просто воспользовались тем, что этот год – год 125-летия ГУМа. Весь год на Красной площади шли мероприятия, посвященные этому событию, так же как и наше мероприятие. Поэтому мы очень сильно ждем открытия этой выставки. Вряд ли это можно назвать рекламой. Это образовательный проект, подчеркивающий связи нашей компании с России. Форма павильона напоминает форму сундука, выполненного по заказу советника царя, князя Владимира Орлова. Поэтому сам этот предмет, его формы имеют историческое значение.

Наталья Водянова, модель, учредитель благотворительного фонда "Обнаженные сердца"

...Компания LV помогает нам в нашей работе уже очень много лет.

...Если выставка не состоится, то не только мы с вами окажемся лишены увлекательного путешествия в историю и красоту, но также не будут привлечены благотворительные средства от продажи билетов, которые компания Louis Vuitton, задумывая этот проект, изначально предлагала перечислить в Фонд помощи российским детям "Обнаженные сердца".

Будем надеяться, что выставку не отменят, а лишь перенесут в другое место.

Валерий Панюшкин, журналист

То есть вот то, что пятьдесят детей с мукополисахаридозом не получают гарантированных государством лекарств и помирают, - это не позор? А чемодан - позор? Причем про чемодан все орут, а про детей никто не орет, только одна мама-активистка, одна отмороженная докторша, да я грешный.

Да есть ли у вас мозги, борцы с чемоданами?

По мне так хоть в три яруса заставь Красную площадь брендированными православными гей-порно-сундуками "Единой России" и Госдепа США - вообще фиолетово.

А вот то, что дети без лекарств мрут, - это позор.

Наталия Геворкян. Фото: Радио Свобода
Наталия Геворкян, журналист

Ну и кому хорошо от того, что благотворительный фонд Водяновой не получит деньги и не построит нашим же детям детские площадки, например. Мумия в мраморном чемодане, конечно, украшает площадь, ага. Думать надо было тогда, когда договаривались с Витоном, а не во время выставки.

Валерий Рашкин, депутат Госдумы от КПРФ

Когда я первый раз увидел этот чемодан, я подумал: сколько же туда откатов и взяток можно засунуть, чтобы затащить это чудовище, уродство на Красную площадь? Неужели у нас теперь символ России стал не ансамбль церквей, которые там есть, не Минин и Пожарский, даже не Кремль и мавзолей, который весь мир знает, а этот чемодан. Это символ России стал? Лицо России? А где же тело?

Мы уже сделали депутатские запросы, в том числе в ФСО, и требуем, чтобы назвали фамилии, кто разрешил и поставил подпись на это чудовище. С площади, с которой уходили наши с вами отцы и деды, и прямо с площади шли на смерть, чтобы защитить таких, которые вот здесь подпись ставили, Москву защищали в Великую Отечественную, понимаете?

Екатерина Винокурова, журналист

Гигантский чемодан Louis Vuitton – это памятник Его Величеству Откату. Такой чемодан вместит в себя весь черный нал российских предвыборных кампаний, все миллиарды, распиленные на строительстве Олимпиады, бюджеты на государственную пропаганду, зарплаты топ-менеджеров «Транснефти» и «Роснефти», все эти каждодневные «благодарности» чиновникам, наконец, даже возможную «благодарность» тому беззаботному сумасшедшему, который постановил согласовать установку чемодана-монстра посреди главной площади страны.

Гигантский чемодан Louis Vuitton – это памятник Путинскому Гламуру. Памятник эпохе, в которой призыв «Обогащайтесь» был реализован в полной мере, хотя лишь избранными.

...Гигантский чемодан Louis Vuitton – это памятник полному Презрению властей предержащих к кому-либо, кроме себя, сытых и довольных. Никого не волнует, что гигантский чемодан Louis Vuitton – это оскорбление всем, кто считает Красную площадь ну хоть чуть-чуть, но символом России.

Владимир Жириновский, политик

Каждый день еду домой мимо Красной площади. Увидел этот огромный сундук. Почему мы разрешаем такие вещи? Я против.

Павел Пожигайло, председатель комиссии по культуре Общественной палаты

Конечно, это позор, я считаю, для нашей страны... Я разговаривал с министром культуры буквально полчаса назад, он в Италии, понятия не имел об этой истории. Естественно, сказал, что сам возмущен. Министерство не согласовывало этот проект.

Я хочу отдать должное Министерству культуры. Разработан закон об ограничении рекламы на памятниках. Причем грамотный, хороший, цивилизованный закон. ...Давайте все-таки примем закон, который будет регламентировать, что можно, что нельзя. Если есть сомнительные вещи – проводить общественные слушания. Но я вам скажу, что по футболу и всем остальным не было столько звонков. Сегодня в Общественную палату тысячи обращений по этому сундуку. Действительно, у него какая-то мистика. Может, действительно, Ноев ковчег?

Ольга Бычкова, журналист "Эха Москвы"

Привязались к этому чемодану. На Красной площади все время то катки, то трибуны для "Милитари Тату", то еще что. Ну уродский. Ну и фиг с ним.

Демьян Кудрявцев, писатель, бывший гендиректор ИД "Коммерсант"
Потому что нельзя сразу яйца прибивать. Сначала сундук. Потом утку.
Ксения Ларина
Ксения Ларина, ведущая программ на "Эхе Москвы"

Не-не, я не против Большого Сундука На Красной Площади. Но я хочу знать, кто получил бабки и сколько. Чья это коммерческая тайна? Почему не сказать, не объяснить, что Прекрасный Голый Человек на Красной Площади - это хулиганство, а сраная сумка величиной с Кинг-Конга - это Благотворительная Акция. Вы просто документ покажите, на какую благотворительность работает эта пошлая дрянь, кому и сколько помогает, и главное: кто сказал "можно".

Матвей Ганапольский. Кадр "Первого канала"
Матвей Ганапольский, журналист

Этот сундук - не более чем реклама фирмы «Луи Виттон». Сундук впечатляющий, надо сказать, но поставлен не навсегда. Кроме того, предполагаю, что фирма заплатила немалые деньги в московский бюджет за эту инсталляцию.

Эйфелева башня, стеклянная пирамида в классическом Лувре, гигантское колесо обозрения в Лондоне – все это поначалу не принималось общественностью. Ничего, потом привыкли. Однако колесо, башню и пирамиду убирать не собираются, а рекламный сундук постоит и исчезнет, потому что это рекламная акция.

Олег Козырев
Олег Козырев, блогер
Люди, чемодан Louis Vuitton на Красной площади - отличная креативная реклама. И это здорово, что в нашей затюканной запретами стране еще хоть кто-то решается на креатив... Полежит чемодан - и унесут его. В истории рекламного дела останется эта акция как одна из самых интересных. Об этом напишут в учебниках о рекламе, будут рассказывать в тысячах рекламных агентств по всему миру. И славно. Кто-то еще немного услышит о России, немного услышит о Москве. Услышит не как о городе, где все запрещают, всех сажают и все здесь плохо. Но как о городе, где все еще есть место свободным людям, творчеству, провокации, смелости. Я надеюсь, что все же есть место.

Оставьте этот чемодан. Он не вечен. Плохо, если вечным станет запретительство.

Александр Плющев
Александр Плющев, журналист

Что касается допустимости, то по мне это просто неуместный вопрос. Ну а с чего недопустимо? Засушенный мертвец — нормально-сакрально, а всякие катки-концерты-чемоданы нет? Ну хватит уже дичиться-то, ну поглядите хотя бы сколько разных инсталляций бывает на Трафальгарской площади.

Совсем другое дело — это получение разрешений на установку таких конструкций: мы отлично понимаем, что согласовывать все это — замучаешься пыль глотать, как выражается гарант. И очевидно, что выдают только своим. Вот этим и стоит возмущаться, с этим и стоит бороться. Но ведь с чемоданом, да еще и лакшери-брендированным, бороться гораздо интереснее. Особенно если вместо головы — как раз что-то вроде чемодана, только очень старого, пыльного и набитого всякой пыльной ветошью и рухлядью.

Сергей Лукашевский, директор Сахаровского центра

А нельзя ли под шумок вместе с чемоданом убрать с Красной площади и мавзолей?

Ольга Романова, журналист, основатель движения "Русь сидящая"

Говорят, Владимир Путин строит на Красной площади новый мавзолей, в котором он и Дмитрий Медведев будут лежать по очереди.

Александр Черкасов, глава ПЦ "Мемориал"

А по-моему, наоборот: раз чемодан можно, то и митинговать можно, и таджикам на Новый год можно!

Ирина Левонтина, филолог

Ну и ничего хорошего, что уберут чемодан. Во-первых, ничего такого уж страшного бы не случилось, если бы он немного постоял. А во-вторых, теперь на любое предложение что-нибудь провести или установить в историческом центре будут говорить: да вы что! Мы вон даже какой крупный благотворительный проект закрыли, только чтобы не уродовать лицо города. А при чем, мол, тут политика? Вон и чемодан убрали, скажете, тоже политика? Какую еще трибуну! Вы что, забыли, какой крик поднялся из-за чемодана?

Григорий Ревзин, архитектурный обозреватель
А здорово это работает. Вчера звонит девушка с "Радио России": ваше мнение по чемодану. Я говорю, у меня положительное. Рождественская ярмарка, балаган, принесли - унесли, что плохого? Там трибуны каждую неделю громоздят жуткие - это ничего, а чемодан - это, конечно, потрясение основ. Нет, говорит, нам такое мнение не подходит.

А много других нашлось, которые подошли. Тут тебе и неуважение к Красной площади, и нувориши распоясались, и не согласовано, и безвкусица, и градозащитники, и левые интеллектуалы - все. Свободное выражение ненависти к другим - основа нашего гражданского общества. И - о чудо! - за стеной прислушались. Ни к чему не прислушиваются - а тут на третий день!

Свободные граждане России в едином порыве вместе с Владимиром Владимировичем Путиным убрали чемодан Louis Vuitton c Красной площади. Ура, товарищи! Поздравляю вас.

Антон Носик, блогер

К сожалению, это история не про чемодан, а про то, как непрозрачны, непонятны, эфемерны и обратимы в офлайновой России вообще любые решения той самой власти, без санкции которой ничего тут не может быть решено или сделано. Способность предпринимателя реализовать любой проект зависит от умения его "согласовать". То есть за закрытыми дверьми получить секретную санкцию, от которой выдавший ее чиновник за одну секунду открестится, как только почувствует, что ею недовольны "наверху". И на этом придурковатом трюке «сегодня разрешил / завтра запретил» в масштабах Вертикали зарабатывается больше денег, чем на любой экономически осмысленной деятельности.

Григорий Охотин, координатор проектов ОВД-Инфо и "Закрытое общество"

Внимание к чемодану напоминает мне внимание к чисто постмодернистской встрече с "потомками великих писателей", выборам мэра или там пробежкам с олимпийским факелом. Набросы на вентилятор и отказ от деятельного внимания к действительно сущностным вопросам, которые, несмотря на все постмодернистские старания Кремля, в России все-таки еще существуют. Собственно, ровно чемодана мы и заслужили: что еще обсуждать в провинциальном городке, как не открытие, скажем, фонтана на главной площади города.

Маша Гессен. Фото с личной страницы в Facebook
Маша Гессен, журналист

Разговор о чемодане - очень важный разговор... Чемодан стоит на линии фронта. В стране идет война культур, и в этой войне - битва за публичное пространство. Первые 5 лет путинского режима были посвящены разрушению и ограничению публичного пространства: захвату одних институций и уничтожению других. Этот период закончился после фактической отмены всех прямых выборов в 2004 году: пространство стало совсем маленьким. Затем последовал период стабильности, который закончился протестом - протестом против ограничения публичного пространства. Реакция - это уже нападение на тех самых людей, которые нарушают установленные властью границы публичного пространства. Как нарушают? Ну как хулиганы, путем "грубого нарушения общественных норм". Соответственно, идет процесс утверждения этих самых норм. Автомойка в храме - это норма, например, а пляски в храме - это нарушение. Протест в любой форме в сакральном пространстве (храм, буровая установка, Красная площадь) - нарушение нормы, насилие - норма. Ну вот теперь встает вопрос: чемодан, реклама, пошлость, нарушение масштаба, насилие над ландшафтом, попрание ограничений, наложенных ЮНЕСКО, - это норма?

...Это вопрос о том, насколько сузилось публичное пространство. Оно уже размером с чемодан или еще, может быть, с площадь?

Лев Рубинштейн
Лев Рубинштейн, поэт, публицист
Я вот думал: а чего этот злополучный чемодан так сильно взволновал различных людей? Как будто на Красной площади есть чего портить. И решил, что эта взволнованность возникла оттого, что этот самый чемодан метафорически закрепил статус Красной площади как огромной камеры хранения, каковой она уже давно является. Камерой хранения трупов и мифов.

А чемодан? Что чемодан? Что может изменить какой-то чемодан в том месте, где расположен мраморный сундук мертвеца?

27.11.2013


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей