О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/World/Europe/m.124883.html

статья Есть ли противоядие?

Анна Карпюк, 17.07.2007
Британский флаг. Коллаж Граней.Ру

Британский флаг. Коллаж Граней.Ру

Отношения между Москвой и Лондоном отравлены делом Лугового. О причинах и последствиях дипломатического кризиса, а также о возможности компромисса рассуждают политологи Мария Липман, Станислав Белковский и Александр Коновалов, а также депутат Думы Владимир Рыжков.

Владимир Рыжков, депутат Госдумы:

Я хорошо понимаю англичан. Совершено чудовищное преступление: впервые в истории в качестве отравляющего вещества был использован полоний-210 - сверхтоксичный радиоактивный изотоп. Были подвергнуты опасности жизнь и здоровье множества людей. Англичане говорят о трехстах пострадавших: те, кто был в баре, персонал гостиницы, те, кто летел в самолетах рядом с этими ребятами. Следы полония были найдены даже в Гамбурге. Это можно назвать взрывом грязной радиоактивной мини-бомбы в центре Лондона. Такое чудовищное преступление не может остаться без реакции и без наказания.

Решение британскорго правительства, конечно, неприятное и тяжелое, потому что оно ударит в первую очередь по простым россиянам. По подсчетам англичан, в Великобритании живет около 400 тысяч граждан России, они все ездят из России в Англию и обратно, все получают визы, следовательно, эти санкции ударят в первую очередь по обычным людям. И для того чтобы не нанести тяжелого ущерба людям и отношениям, нужно искать компромисс.

В данной ситуации я вижу только один возможный компромисс. Если Москва уперлась и не хочет выдавать Лугового, то нужно обговорить с англичанами условия судебного процесса, который должен состояться в Москве. У англичан наверняка есть определенное видение этого процесса - надо полагать, это должен быть открытый суд с участием британских следователей и прокуроров, а также с допуском прессы. Мы со своей стороны должны гарантировать открытость, состязательность и непредвзятость суда. Тогда конфликт можно будет как-то уладить.

Мария Липман, член научного совета Московского Центра Карнеги:

Я считаю, что у России есть все основания не выдавать Лугового. Российская Конституция запрещает выдачу российских граждан. Из Британии доносятся комментарии, что Россия могла бы сделать исключение. Возможно - но такого рода исключения делаются тогда, когда отношения между странами дружественны, в таком случае ради содействия своему партнеру можно идти на какие-то нестандартные жесты с нарушением собственного законодательства.

В сегодняшней ситуации речь о дружественных отношениях не идет, и это еще мягко сказано. Отношения между Россией и Великобританией начали ухудшаться еще до убийства Александра Литвиненко. Достаточно вспомнить нелепую и бездоказательную историю со шпионским камнем, явно совершенно недружественную по отношению к Великобритании. Вспомним также весьма неприятную атмосферу, которая была создана вокруг британского посла Энтони Брентона после того, как он посетил в прошлом году конференцию "Другой России". И это только два эпизода, которые еще до убийства Литвиненко свидетельствовали о том, что отношения весьма скверные.

Россия крайне недовольна Великобританией, потому что Великобритания отказывается выдавать Закаева и Березовского. Теперь Россия выдвигает контробвинения на те данные следствия, которые собрала Великобритания, – таков смысл пресс-конференции Лугового. При этом Россия, как кажется, совершенно не заботится о правдоподобии сведений, которые оглашаются (я имею в виду правдоподобие в глазах Запада), то есть занимает наступательную, контратакующую позицию: "Вы нам не верите? Ну и мы вам не верим. У вас доказательства? И у нас доказательства. Вы считаете, что ваши доказательства более убедительные? Они нам убедительными не представляются", - и т.д. Причем Россия как-то не очень стремится пояснить, почему собранные Великобританией данные ее не убеждают, а это свидетельствует о крайней степени утраты доверия с обеих сторон.

Российская позиция неуязвима. Британия не может заставить Россию сотрудничать. Это тупик. Шаг, который предприняла Великобритания, – решение выслать четырех российских дипломатов - я бы назвала мягким. Как на него отвечать – понятно. В дипломатической сфере такого рода действия обычно производятся на взаимной основе – за наших дипломатов мы вышлем ваших. Перейдет ли это в какую-то иную сферу? Пока что англичане говорят, что это не скажется на торгово-экономических отношениях. Но общее ухудшение отношений, думаю, практически неизбежно.

Станислав Белковский, директор Института национальной стратегии:

На мой взгляд, позиция Великобритании излишне жесткая, поскольку существует Конституция России и ее надо соблюдать независимо от того, к хорошему человеку она относится или к плохому. Однако в России нет никаких гарантий проведения нормального судебного процесса над Луговым, это и порождает нынешнюю истерику.

Что касается взаимной жесткости, то это во многом проблема политико-психологического свойства. Во-первых, в Великобритании уверены, что высокопоставленные лица в России причастны к убийству Литвиненко, и хотят иметь представление о том, что это за лица и к какому клану или к какой кремлевской группе влияния они принадлежат. Во-вторых, Великобритания убеждена, что России не удастся расследовать это дело.

Британские власти четко понимают, что в последний год своего пребывания в Кремле, в момент, когда Путину нужно решать многие болезненные проблемы в отношениях с Западом, руки у президента более или менее связаны, поэтому на него можно давить. Запад знает, что единственным эффективным режимом диалога с Путиным является давление с последующим откатом – тот самый прием, который Путин любит использовать в пропагандистской форме. Поэтому британские власти, очевидно, считают, что они могут таким образом заставить Путина пойти на реальные уступки.

Александр Коновалов, президент Института стратегических оценок:

Обычно дипломатов высылают за то, что кто-то ловится на разведывательной деятельности, что вызывает раздражение у противоположной стороны. Что до реакции на невыдачу Лугового, то это как если бы мы за невыдачу Закаева и Березовского вдруг выслали бы все английское посольство.

Я долго думал о том, что побудило англичан так себя повести (на мой взгляд не совсем адекватно), и пришел к выводу, что здесь самый важный фактор – внутриполитический. Они идут к парламентским выборам, и неслучайно Тони Блэер ушел в отставку раньше срока после десятилетнего благополучного и удачного правления - его заставила это сделать война в Ираке, которую англичане не могут ему простить. Лейбористской партии нужно готовиться к следующим выборам и показать себя сильными политиками, которые могут влиять на самых неудобных и несговорчивых партнеров.

На данный момент речь идет не о затухании конфликта, а о его разжигании. Я почти уверен, что мы объявим аналогичные меры в отношении британских дипломатов. Хотя, возможно, умнее было бы и пропустить это, но существует суровая международная практика – око за око, зуб за зуб: если ты высылаешь моих дипломатов, я высылаю твоих.

Но кончится все это тем, что навысылаются достаточно, а потом придется присылать новых и налаживать отношения, потому что никто пока не говорит о разрыве отношений между Британией и Россией. Что до свертывания сотрудничества в отдельных областях – культуре, науке и уж тем более борьбе с терроризмом, – то это просто "назло маме уши отморожу": терроризм угрожает всем, и не объединять усилия просто глупо.

Анна Карпюк, 17.07.2007


новость Новости по теме