О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Society/m.186702.html

статья Невыносимая мягкость диктатуры

Священник Яков Кротов, 03.03.2011
Священник Яков Кротов. Кадр "Граней-ТВ"
Священник Яков Кротов. Кадр "Граней-ТВ"
Реклама

"В России сегодня нет демократии, а есть мягкий, либеральный авторитаризм", - написал знаменитый польский диссидент Адам Михник после встречи с Путиным.

Можно было бы так охарактеризовать авторитаризм Мубарака, Каддафи, да кого угодно, кто не в Польше? Конечно! Чужой авторитаризм всегда мягкой, своя и демократия жестковата. Чужая мозоль мягче своей родинки.

Немягкий авторитаризм еще поискать надо.

Михник нашел: "Нельзя сравнивать Москву 1937 г. с нынешней".

Если бы Гитлер не начал войну, его режим тоже проходил бы как "мягкий, либеральный авторитаризм". Чем и оправдывался мюнхенский сговор.

Мягкий авторитаризм Гитлера считался простительным и даже полезным как средство против жесткого авторитаризма Сталина. Мягкий авторитаризм Лубянки считают полезным средством против русского варварства.

Твердость камня измеряется сопротивлением, которое он оказывает алмазу. Преступность любой диктатуры в том, что она жестко сопротивляется нормальной человеческой жизни. Разговоры о разных невероятных опасностях - демагогия.

Диктатуры становятся мягкими, когда они уничтожают норму. Это не мягкость беззубости, это мягкость сытого людоеда. Если бы Гитлер не начал войну, а потихонечку, году эдак к 1945-му истребил бы всех евреев и коммунистов, равно как евреев-коммунистов, то его диктатура стала бы мягкой на деле. Деспотизм похож на английский газон: сперва довольно грязные и грубые операции по удалению природного дерна и копке, а затем нужно лишь регулярно и мягко подравнивать.

Мягкий авторитаризм Кремля 2000-х годов - это подравнивание того, что создали в 1990-е. Для кого-то, конечно, 1990-е это годы лихого обогащения, а для сотен тысяч мертвых жителей России - это годы войны, настоящей войны в Чечне, настоящего расстрела настоящего Белого дома, настоящих убийств настоящих журналистов.

Оказывается, нужно лишь переждать, пережить. Годик попечатать в газете трогательные напоминания о том, что ее сотрудника убили военные, - а потом уже можно и ручку пожать убийце. Это называется "смягчиться". Только разве авторитаризм смягчился? Это совесть смягчилась.

"Мягкий" по-английски soft. "Мягкий авторитаризм" убивает не железом, он эту стадию прошел. Он убивает системно - лишая людей возможности по-настоящему, а не потемкински общаться, говорить, творить.

Soft используется еще в выражении soft porno - "мягкая порнография". На русский почему-то переводят "мягкая эротика", хотя эротика и есть мягкая порнография. Мягкий авторитаризм Путина разрешает пикеты в защиту Ходорковского. Однако как суть процесса одна в порнографии с одеялом или без одеяла, так суть авторитаризма одна с пикетами или без пикетов. Справедливость изнасилована, человек лишен свободы и подвергнут издевательству.

Самое страшное в тексте Михника - ссылка на Москву 1937 года. Для России "1937 год" то же, что "Освенцим" для Германии и для всего мира.

В чем смысл Освенцима? Почему говорят о невозможности "богословия после Освенцима", "философии после Освенцима"? Что, Освенцим научил, что есть какой-то количественный предел в уничтожении людей, после которого авторитаризм уже жесткий? Вот шесть миллионов - жесть, а несколько сотен тысяч жителей Чечни (не только чеченцев, стоит помнить) - это мягкость?

Нет! Урок Освенцима прямо противоположный. Нельзя ждать, когда появится вторая жертва. Между второй и шестьюмиллионной интервальчик небольшой. Одинаково драгоценна жизнь Михника, пожилого, умного и обеспеченного поляка, и жизнь чеченского недоросля, необразованного и нищего, застреленного по кремлевской индульгенции при сборе черемши, - и неважно, русский или чеченский стрелял, у пальца, который нажимает курок, нет национальности. Стыдно измерять мягкость беззакония тем, сколько людей отправлено за решетку. Только своего палача имеет право человек назвать "мягким палачом", "либеральным палачом". Чужого палача так называть недопустимо.

Слово "либеральный" в речи Михника означает, к сожалению, то же, что в современной русской речи "дешевый". "Демократичные цены", "либеральные цены". "Дешевый" - то есть "плохого качества", "быстро снашивающийся". Что, русский либерализм дешевка, быстро сносился? Нет, Михник не дурак. Никакого либерализма в России пока еще не было, и оценивать его качество невозможно. Имитации были и есть, но ведь не судят об Армани по имитациям.

"Либеральный авторитаризм" - это авторитаризм, который достался недорого и скоро сносится. Вот что имел в виду Михник, и вот против этого нельзя не выступить. Авторитаризм современной России достался своим создателям дорогой ценой - жизнями множества людей, которых они убили, искалечили, морально изуродовали. Надеяться на то, что этот авторитаризм скоро сносится, все равно что надеяться, что блеклая стальная цепочка порвется раньше дорогой и блестящей золотой.

Михник называет себя антисоветским русофилом. "Антисоветский" - это точно, за это сердечная благодарность, все-таки не так уж много людей такого уровня называют российский авторитаризм авторитаризмом и напоминают о его сродстве с авторитаризмом советским. "Русофил"... Любить русских и Россию означает не любить деспотизм в мягких одеждах и придворных либералов, изготовленных в кремлевских лабораториях для ублажения Михника, а любить свободу. Будет свобода - будет и Россия, а будет авторитаризм, сколь угодно мягкий, - не будет России. Ее пока и нет, и не надо мешать мягкими, убаюкивающими речами Россию создавать.

Священник Яков Кротов, 03.03.2011


в блоге Блоги
Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей