О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/blogs/free/entries/189467.html
Также: | Персоны: Феликс Шведовский

в блоге Как "Наши" "Брестскую крепость" брали

Vip Феликс Шведовский (в блоге Свободное место) 23.06.2011

88
Реклама

Опять Россия вспомнила войну. Каждый год это происходит дважды – 9 мая и 22 июня, в День Победы и в «день слез на глазах». Эти слезы были очистительными тогда, в 40-60-е, а теперь наворачиваются совсем по другому поводу.

Вчера мой сын Женя впервые принял участие в очередной патриотической акции прокремлевского молодежного движения «Наши». Так, ради прикола. Но получилось не очень смешно. Рассказывая мне о своих похождениях, он поймал себя на мысли, будто дает показания следователю или надиктовывает повинную. Привожу его рассказ (некоторые имена изменены):

По глупости мой друг Иннокентий познакомился с «Нашими». Их офис у метро «Менделеевская» находится рядом с его домом, и прямо в этом офисе можно бесплатно поиграть на компьютере в Counter Strike. Грех не воспользоваться! Сходил - обменялись контактами. Каждый день Иннокентию на мобильник стали приходить смс от непонятных молодых людей по имени Ольга, Борис и Илья – «Наши» называют их своими комиссарами. Накануне 22 июня Иннокентию поступило предложение прийти в полночь к метро «Университет» с единственной целью - «бесплатно посмотреть кино». Это оказался фильм «Брестская крепость» в торговом центре «Капитолий». Иннокентий клюнул на халяву от «Наших». Чтобы не быть эгоистом, пригласил меня и Кирилла с Гришей.

Я согласился: в этот день как раз закончилась сессия, а я давно не смотрел фильмы на большом экране.

Итак, приезжаем на метро «Университет». Перед нами следующее зрелище. Стоит большая организованная группа молодежи, человек сорок, лет по 20-30, в одинаковых курточках с надписью «Сталь». Когда подходишь к ним познакомиться, они отворачивают лацкан курточки, чтобы показать какую-то эмблему, которой никто из нас не разглядел. Чуть поодаль стоит группа поменьше, 7 человек – это «Наши» во главе с комиссаром Ильей. Ему года 24. У «Наших» нет униформы, один чувак был вообще в майке с какой-то смешной надписью.

Среди «Наших» были девушка из Подольска и парень, который в разговоре все время вскидывал руку в жесте, очень похожем на «зиг хайль». Когда я спросил его, не является ли это фашистским приветствием, он просто сказал: «Нет».

Комиссар Илья все время отводил кого-то из нас на индивидуальную беседу. Так Иннокентий купил банку Red Bull, но, поскольку был уже "хороший", то не заметил, как банка выпала из кармана. Комиссар тут же подобрал ее, спросил у Иннокентия, зачем он купил спиртное, и выкинул в мусорку, сказав: «Здесь мы пьем только воду!»

Среди «Наших» был также парень, похожий на огромного быка. Он говорил, что он хоккеист, нападающий, и что ему «очень нравится размазывать людей по бортику». «Бык» стал заводить «Наших», как говорят в народе, «кидать бомбы», кричать: «Наши! Наши»!» И тут же «Сталь» стала выкрикивать обидные высказывания в нашу сторону: «Наши» - дерьмо, «Сталь» - это круто!» «Бык» предложил нам «встать в стенку и попереть на «Сталь», но все восприняли это как шутку. Комиссар Илья все это время стоял в сторонке и ждал подкрепления. Но больше к метро никто не пришел – остальные «Наши» явились прямо к кинозалу.

Потом Илья подошел к нам со словами: «Открывайте сумки, сейчас там будут люди из правительства проверять, как вы себя ведете». Стал смотреть мои книжки, заинтересовался тем, что я изучаю психолингвистику. Крамолы не нашел.

Стояли мы около часа у метро. Затем медленно двинулись в сторону торгового центра «Капитолий». «Сталь» шла тоже, но отдельно от нас, более организованно, в колонну по трое, держась за ручки, как в детском садике. Прежде чем они пошли, их главный скомандовал: «Так, «Сталь», в колонну по трое, все, кто не «Сталь», отошли, шагом-арш до кинотеатра!»

Когда мы подошли к кинозалу, познакомились с парнем, который учится в Институте управления. Вначале он интересовался партией «Яблоко» и прочитал, что «Яблоко» конфликтовало с «Нашими». Тогда он решил почитать про «Наших» и вскоре примкнул к ним. «Яблоко» ему не нравится тем, что «у них неправильное видение ситуации». Комиссар Илья, услышав в нашем разговоре слово «Яблоко», сразу подошел к нам и стал настойчиво переводить разговор на другую тему. Я это не сразу понял и продолжал расспрашивать парня про «Яблоко», но потом заметил, как Иннокентий мне усиленно подмигивает.

Вообще-то, у нас был план устроить диверсию, мы ощущали себя среди «Наших» засланными казачками. Хотели выбежать на сцену и закричать что-нибудь типа: «Слава коммунизму, вперед, ЛДПР!» Но там была парочка полицейских, и мы решили не нарываться.

В торговом центре Иннокентию удалось-таки купить пиво и пронести его в зал - его мучила жажда. Начался фильм. Похоже, в других кинозалах тоже показывали «Брестскую крепость». Во время просмотра многие смеялись не к месту.

Мы не стали досматривать фильм, Иннокентий с Гришей все время ерзали, Гриша вообще вставил в уши наушники и слушал какую-то свою музыку. Когда мы часа в три ночи вышли из кинозала, к нам подошел зализанный парень в голубой рубашечке, по-видимому подосланный, и спросил: «Че, парни, как, фильм хороший? Вам нравится у «Наших»? Мне нравится, а вам?» Мы начали обсуждать с ним политическую ситуацию во время войны, и он стал утверждать, что «у немцев тоже была своя позиция, которую можно понять: они хотели освободить нас от крепостного права». Никакие наши доводы, что крепостное право в России отменили еще в XIX веке, на него не действовали. Он нам рассказал, что после фильма нам дадут в руки свечки и колокольчики с черной каемочкой, а потом погонят на Поклонную гору, где до полудня мы будем чествовать ветеранов. Таким образом, 12 часов своего времени мы должны были посвятить в этот день партийной деятельности. Такая перспектива нас не порадовала, и мы решили сбежать, прихватив пару колокольчиков. Иннокентию не замедлил позвонить Илья с вопросом: «Где вы?» Иннокентий ответил: «Я посмотрел фильм, и мне стало все понятно»...

Наше общение с «Нашими» на данном этапе закончилось. Мы все убедились, что это какая-то ересь. Их лица выражают преданность. Такую преданность я видел только на лицах у кришнаитов. Только у «Наших» преданность не Кришне, а Путину с Медведевым.

Когда мы вышли, Иннокентий начал прикалываться: «Я люблю Путин». Он стал говорить, что для нашистов Путин стал несклоняемым словом: «Вместе с Путин мы прорвемся. План Путин».

Вот, собственно, и весь рассказ Евгения. Дома мы пустились в рассуждения о том, что у «Наших» есть и положительные качества. Например, отучают молодежь пить, о стариках заботятся, заставляют местные власти делать что-то для пенсионеров. В общем, пионеры и комсомольцы такие современные. Разве что макулатуру и металлолом еще не собирают. Сдавать их, что ли, некуда?


Комментарии

Анонимные комментарии не принимаются.

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:

Комментарии от анонимных пользователей не принимаются

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:


Реклама




Выбор читателей