О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/abarinov/m.218119.html

статья Левиафан и фанатик

Владимир Абаринов, 22.08.2013
Владимир Абаринов

Владимир Абаринов

Маниакальная охота администрации Барака Обамы за разгласителями гостайн наконец-то увенчалась успехом: рядовой Брэдли Мэннинг получил "тридцатьпятерочку". Могучее государство-левиафан закатало по полной юного, наивного, бескорыстного правдолюбца. Никто не умер, жертв нет. Ну разве что некоторым дипломатам на несколько минут стало стыдно перед страной пребывания за слишком бойкие характеристики вроде "альфа-самца". (Да и той Путин, в сущности, может гордиться.) И за это 35 (тридцать пять!) лет лишения свободы. Атомных шпионов так не наказывали.

"Левиафан" по Томасу Гоббсу - это противоположность взглядам Джона Локка, видевшего в государстве лишь инструмент обеспечения свободы личности. Соединенные Штаты Америки создавались по заветам Локка. Отцы-основатели ужаснулись бы нынешнему приговору.

А вот основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж не тужит. По его мнению, драконовский приговор Мэннингу - "тактическая победа" его адвокатов: ведь прокуроры требовали приговорить его к 135 годам заключения. При примерном поведении и за вычетом времени, уже проведенного под стражей, Мэннинг может провести в тюрьме менее 10 лет. Вольно Ассанжу забавляться с цифрами в своем эквадорском убежище, где он скрывается от обвинений в сексуальных преступлениях!

История учит, что разглашение государственных секретов ни к каким ужасным последствиям не ведет.

В марте 1815 года Людовик XVIII спешно покинул Париж, спасаясь от бежавшего с Эльбы Наполеона. На письменном столе ретировавшегося короля остался тайный договор Франции с Австрией и Англией, заключенный за спиной России. Наполеон, рассчитывая расколоть антифранцузскую коалицию европейских держав, немедленно послал документ с курьером императору Александру в Вену. Царь призвал к себе австрийского министра иностранных дел князя Меттерниха и молча протянул ему бумагу. Меттерних от неожиданности потерял дар речи. Александр бросил документ в камин, тем самым завершив немую сцену. Договор так и не вступил в силу. Союзники сплотились заново ради победы над общим врагом.

В октябре 1917 года большевики Декретом о мире отменили все тайные договоры царского правительства и обещали опубликовать их. "Тайную дипломатию, - гласил декрет, - правительство отменяет". Публикацией документов ведал помощник Троцкого матрос Николай Маркин, раздобывший ключи от бронированных комнат Министерства иностранных дел. Германия и Австро-Венгрия потирали руки, предвкушая развал Антанты. Но никакого особенного эффекта публикации не произвели. Уже в феврале 1918 года они были прекращены "по техническим затруднениям". Технические затруднения заключались в том числе и в том, что у правительства Ленина - Троцкого появилась своя тайная дипломатия.

Единственный пример в истории, когда публикация дипломатической переписки спровоцировала войну, - так называемая Эмская депеша. В июле 1870 года к лечившемуся на водах в Эмсе королю Пруссии Вильгельму I приехал французский посол граф Бенедетти. Он сообщил престарелому монарху, что император Франции Наполеон III решительно возражает против претензий принца Леопольда Гогенцоллерна на вакантный в то время испанский престол. Вильгельм заверил его, что кандидатура Леопольда будет снята. Однако Париж жаждал обострения конфликта. Бенедетти отправился к Вильгельму с новым требованием - дать обещание в письменном виде. Посол застал императора на вокзале. Вильгельм предложил продолжить разговор в Берлине. Депеша с изложением его бесед с французским послом была послана канцлеру Бисмарку, который тоже стремился к конфронтации и пришел в ярость от уступчивости Вильгельма. Он вычеркнул из текста депеши середину, оставив, по его собственным словам, "только голову и хвост". В таком виде депеша была опубликована в газетах и вызвала именно ту реакцию, на какую рассчитывал Бисмарк: Франция объявила войну Пруссии.

Однако в данном случае имело место обоюдное стремление к войне, а депеша, притом фальсифицированная, стала лишь ее предлогом.

Социопат со сложным детством и неясной ему самому сексуальной ориентацией, Брэдли Мэннинг являет собой яркого представителя поколения соцсетей. Он никогда не молился, не верил в Бога и даже в школьной клятве на верность американскому флагу пропускал слова про Бога. Сидя в Ираке, он страстно интересовался далекими от него проблемами. Он бежал от реальности и в то же время пытался каким-то образом эту реальность изменить. Он живо обсуждал проблемы геополитики на форумах и в чатах, где его и изловил Ассанж. У него не было никакой идеи, концепции, как и куда менять мир. Это тоже характерно для поколения Фейсбука: оно как бы все время чего-то не договаривает, потому что не додумало свою мысль; бросив одну тему, хватается за новую, потом за третью... В конце концов Мэннинг решил: выложу дипломатические депеши, а там будь что будет, авось сама собой завяжется "дискуссия в обществе".

Ну а общество полюбовалось на эти тексты, похихикало да и забыло. Мало кто, кроме специалистов, копался в деталях - в основном все довольствовались более или менее добросовестными пересказами. Пересказы на русский были как раз "менее". Казенная российская пресса сразу же стала перевирать содержание депеш, иногда с точностью до наоборот. Это касается в первую очередь причин и обстоятельств войны с Грузией - предмета куда более чувствительного для Кремля, чем клички первых лиц. Миссию публикатора материалов на русском языке взял на себя журнал "Русский репортер", который называет себя официальным партнером WikiLeaks и входит в медиахолдинг "Эксперт", контрольный пакет акций которого принадлежит алюминиевому магнату Олегу Дерипаске. Одним из соавторов заметок в "Русском репортере" значится Исраэль Шамир, представляющийся агентом WikiLeaks в России. Это уроженец Новосибирска, международный публицист с сомнительной репутацией. Характерно, что именно такой человек оказался в ближайшем окружении Ассанжа.

Я чувствую себя виноватым перед Брэдли Мэннингом, потому что я тоже пользовался его материалами, но я на свободе, а он в тюрьме.

Преследуя Мэннинга, президент Обама не остановился перед колоссальными репутационными потерями для себя лично. Вся беда в том, что он слишком охотно и доверчиво смотрит в рот спецслужбам. И оппозиции у него в этом вопросе нет, потому что республиканцы еще бóльшие государственники, чем Обама. И нет никакой надежды на помилование ни этим президентом, ни следующим. Силовики торжествуют. Генералы победили субтильного беззащитного рядового. И никому не стыдно.

Владимир Абаринов, 22.08.2013


новость Новости по теме